FREESTYLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREESTYLE » О ЖИЗНИ » По образу и подобию. Фантастический роман.


По образу и подобию. Фантастический роман.

Сообщений 91 страница 111 из 111

91

- IV -

     На место бортового программиста в отделе кадров предложили сразу три кандидатуры. Тай Ши просмотрел анкеты и протянул их штурману.

     - Что скажешь?

    «Дж.С.Гривет. Европа. Кипрский регион. Разведчик с большим опытом работы в Дальнем космосе. Родной язык – английский. Владение иностранными языками: общегалактический, русский, скандинавский, велейский, куксайский, – в совершенстве; восточно-китайский, аксалийский, древне-паройский, уваргайский, орсайский – в объеме академической программы. Знаком с оборудованием и структурой программирования всех галактических систем. Возраст… 75 лет». Кто там следующий? О, это уже лучше. «К.Алигос. 38 лет. Южная Каролина. Опыт работы в Дальнем космосе – 5 лет. Бортовой программист экипажа корабля «Памелла», расформированного после катастрофы».

     Штурман указал взглядом на его анкету, но Тай Ши покачал головой: Всего пять лет. По профессиональным меркам достаточно. Но кем он был до этого? Капитан не очень доверял людям, использующим Дальний космос в качестве лекарства от неудач в работе и личной жизни. Такие обычно не любят свое дело, злы на весь мир и в чрезвычайных ситуациях с готовностью занимают позицию «а гори оно все гаром». Оставался только девятнадцатилетний выпускник школы разведчиков. Йоргес неожиданно подмигнул штурману:

     - Ну, что, обеспечим парню практику?

     - Стоит ли рисковать? Этот полет обещает быть легким, но всякое бывает… Мальчишке бы сначала к ближним звездам полетать.

     - Да, господин Тай Ши, - поддержал кадровик, - Возьмите тогда уж лучше Гривета, он прекрасный специалист.

     - Не думаю, что лучше. Ни к чему дергать человека перед пенсией на временную работу. Да и задач, соответствующих его квалификации у нас нет. Господину Гривету будет скучно заниматься обработкой метеорологических данных и проверкой системы кондиционирования. А другой работы не предвидится, - сказав это, Йоргес немного покривил душой: он просто не любил руководить людьми намного старше себя. Тем более, что этого Гривета он совершенно не знает. Сложности в отношениях будут неизбежны.

     - Значит, все-таки, берете практиканта?

     - Да, а что у нас с биологом?

     - К сожалению, пока только один. Вернее, одна… Вот, госпожа Полянина с оклахомской базы.

     - Разведкорабль – не лучшее место для планетарной женщины. Неужели не нашлось никого другого?

     - Она сама вызвалась. И потом, у Поляниной пройден курс разведподготовки.

     - Полянина, Полянина… где-то я слышал эту фамилию.

     Максимилиан второй час лазил по уваргайским сайтам. Именно на Уваргае ожидалась промежуточная посадка, и он надеялся подыскать там рождественский подарок для Элли. Задача, как всегда, почти невыполнимая. Салоны модной одежды, бытовой техники и транспортных средств он сразу же исключил – нечего там ловить. Сувениров Элверт и сам всегда набивал полные карманы и через два дня благополучно о них забывал. Магазины типа «Гурман» и «Сибарит» не подходят однозначно. Любую еду Элли проглатывает, почти не замечая. Оставались только спорттовары и туристическое снаряжение. Может, подарить ему костюм для подводного плавания? Или комплект альпиниста? Вот, пожалуй, неплохая штучка… Бип-би-ип! Это местная связь.

     - Лейтенант Сайтон, я направил к Вам практиканта. Введите его в курс дела.

     - Да, капитан. Я готов.

     В программный центр кто-то вломился без стука, подошел приплясывающей походкой и остановился за спиной лейтенанта. «Ничего себе, практикант! Ну и нравы у нынешних пацанов…» Макси круто развернулся, намереваясь поучить мальчишку хорошим манерам. Но, увидев, кто вошел, бортовой программист буквально вылетел из кресла:

     - Николь?! Откуда ты здесь? А я думал, это ко мне, за консультацией…

     - Свою консультацию я уже получила. У Эла.

     - Не понял…

     - Чего ты не понял? – засмеялась Николь, - Ты что, не видел меня в списках?

     Так вот, кто новый биолог! Вот умора - Макси совершенно забыл ее фамилию!

     - Постой, постой… Но почему ты? Ведь ты – не разведчик?

     - Младший лейтенант Полянина, к Вашим услугам! Сдала экзамен, между прочим, еще раньше тебя…

     - Почему же ты до сих пор на базе, а не на корабле?

     - Как, «почему»? Жду родную «Жюстину»!

     Николь по-хозяйски устроилась в его кресле. Взглянула на экран.

     - Что, рекламу просматриваешь? Могу чем-нибудь помочь? Знаешь, мне ведь кое-что известно о местных жителях. Так что, если надумал у них что-то купить, тебе не повредит опытный помощник! Мы ведь отправляемся без двадцати десять? Полчаса у нас еще есть. Присаживайся, поболтаем.

     Через пятнадцать минут Макси вспомнил, что к нему должен был зайти практикант. Что могло случиться? Может, паренек заплутал в коридорах корабля? «Хорош программист!» - проворчал Макси. Если этот новоиспеченный специалист так хорошо разбирается со схемой помещений, что же будет с компьютерами! Николь предложила поискать практиканта на соседних уровнях, а шлюз оставить открытым. Но не успела панель отъехать, как им навстречу чуть не ввалился худой вихрастый парнишка с растерянной физиономией.

     - Подслушивал? – грозно ткнула пальцем Николь.

     - Что Вы! Я видел, как Вы вошли сюда, и не хотел… я подумал…

     - И подумал неизвестно, что? Дружок, это разведкорабль, а не дом свиданий! И приказы капитана надо выполнять вовремя!

     - Ладно тебе, - засмеялся Макси, - совсем застращала человека! Ну, заходи… как тебя звать?

     - Курсант Райт.

     - Это я знаю. А имя?

     - Бени… Бенедикт.

     - Отлично, а меня все зовут Макси. Ну, присаживайся. Посмотрим, чему тебя научили… Николь, я зайду к тебе после нуль-прыжка, перед высадкой на Уваргай, ладно?

0

92

- V -

     Официальным доходом планеты считалась торговля, но вся вселенная знала, что Уваргайцы, от мала до велика, промышляют воровством и контрабандой. Внешне население Уваргая мало чем отличалось от землян. Только были они, в общей массе, более низкорослыми, с быстрыми хитроватыми глазками, и при разговоре никогда не смотрели в лицо собеседнику.

     Максимилиан хотел было заказать что-нибудь по каталогу, прямо с доставкой на корабль. Николь на это расхохоталась:

     - Ты в самом деле думаешь, что тебе принесут именно то, что ты закажешь? И что вообще принесут после того, как ты переведешь им деньги? Нет, ничего не выйдет. Придется нам с тобой отправляться в город.

     - Даже не знаю… стоит ли беспокоиться? Наверное, я и сам справлюсь.

     - Да? А ты владеешь местным наречием?

     - Нет. А к чему это?

     - Я немного понимаю по-уваргайски. Думаю, это может пригодиться.

     - Пригодиться? Но все торговцы говорят на галакте!

     - Эх, лейтенант! – Николь многозначительно хмыкнула, - Это – Уваргай!

     Максимилиану не понравился ее покровительственный тон, но каким-то шестым чувством он понимал, что Николь права, одному туда отправляться не следует.

     - А что, - спросил он на всякий случай, - разве Уваргайцы агрессивны? Это же не Паро…

     Николь вздохнула и сказала очень серьезно:

     - Знаешь, Макси, я бы предпочла встретиться с паройцами…

     - Неужели они так опасны?

     - Пока не пытаешься вести с ними дела – ничуть.

     Перед выходом они встретили Элверта. С продолговатым горбом на спине он был похож на рассеянного туриста, надевшего куртку поверх рюкзака. Элли сильно жалел, что не может пойти вместе с ними:

     - Представляешь, Юлька меня не пускает. Задолбала уже своими осмотрами. Все боится, что мои клетки в анабиозе работать не будут, а чего им не работать? Ну ладно, Мэлли, ты возвращайся скорее, а то я тут со скуки помру!

     Макси осторожно, стараясь не касаться спины, обнял его за плечи.

     - Мы совсем ненадолго, только прогуляемся.

     На Уваргае было тепло. Даже жарко. От посадочной площадки поднималось мутное марево, и, пока они в этом тумане шли к зданию базы, Николь спросила:

     - А что ты намерен купить? Давай сразу договоримся обо всем, так будет лучше.

     - Хотел посмотреть что-нибудь из альпинистского снаряжения. Мы с Элли собираемся в отпуске рвануть на Велею… Говорят, там очень красивые скалы.

     - Что? Эл с таким… добром на спине собирается еще по скалам лазить?

     - Ну, ты ж его знаешь…

     Вот и уваргайский портовый город. Пестрый, шумный, кишащий туристами и коммерсантами. Стоило разведчикам выйти на площадь, их тут же окружили уваргайские мальчишки – торговцы сувенирами. Они бойко лопотали на галакте, на разные лады расхваливая свой товар. Один из них пристал к Николь:

     - Возьмите крем для лица, госпожа! Видите – на голограмме звезда Илта , самая молодая в нашем созвездии! Вы будете вечно молодой, как эта звезда!

     Его приятель в это время попытался залезть разведчице в карман. Николь пропустила его руку поглубже, а затем резким движением схватила за запястье. Маленький уваргаец отчаянно дернулся, но Николь держала крепко.

     - А-а-а! – пронзительный детский крик заставил Николь обернуться: сорванец лет четырнадцати трепал за волосы маленькую уваргайскую девочку.

     - Отпусти ее! – Николь направилась к драчуну. Отвлекающий маневр удался – воришка тут же вырвал руку и исчез в толпе. «Хулиган» и его «жертва», взявшись за руки, припустили следом.

     Николь огляделась в поисках Максимилиана: тот безуспешно пытался отвязаться от старухи-гадалки, сующей ему под нос какое-то зеркальце. Решив, что пора с этим завязывать, Николь подхватила лейтенанта под руку и повлекла к ближайшей переливающейся витрине.

     Задвинувшиеся у них за спиной прозрачные двери враз отрезали уличный гвалт. Дорогой салон встретил прохладой и тишиной. Продуманный дизайн торгового зала говорил о респектабельности фирмы. У серебристых стоек, столов заказа, у закрытых витрин хлопотали работники в терракотовой униформе. Один из них тут же направился к вошедшим.

     - Здравствуйте! – он расплылся в улыбке, блеснув перламутровыми зубами, - Желаете что-нибудь приобрести?

     «Неужели продавцы и торговые агенты со всех галактик делают себе зубы в одной и той же итальянской клинике? Или просто вкус у них одинаковый…» - подумал Макси.

     Не смущаясь молчанием клиентов, уваргаец продолжал:

     - Можем предложить большой ассортимент снаряжения для туризма и спорта. Вас интересуют товары для профессионалов, или Вы любители? Рад буду помочь выбрать!

     Максимилиан молча рассматривал стройные ряды водных лыж, блестящие бока орбитальных гоночных катеров, прошелся вдоль стеллажа с рыболовными снастями…

     - Покажите вон тот набор для занятий альпинизмом.

     - Этот?

     - Нет, вон тот, с магнитными когтями и воздушной подвеской.

     Внимательно осмотрев товар и удостоверившись в его подлинности, Максимилиан сказал, как бы раздумывая:

     - Пожалуй, я это возьму.

     Уваргаец кивнул своему коллеге, тот настучал что-то на клавиатуре, и через секунду кассовый аппарат выплюнул овальную синюю карточку. Макси повертел пластинку в руках.

     - Что это?

     - Счет за покупку.

     - Но… если верить ценнику, эта вещь стоит семьсот ун, а здесь я вижу сумму в два раза больше!

     - На ценнике – условная оптовая цена. 25 % надбавки за розничную продажу. Вы ведь не собираетесь покупать сразу десять экземпляров? 20 % – налог с инопланетных граждан за совершение сделки, 10 % - за доставку и обслуживание…

     - А если я не нуждаюсь в доставке?

     - Это входит в перечень услуг. Вы вправе отказаться от доставки, но оплатить ее Вам придется. Еще 10 % - за сезонность.

     - Какая может быть сезонность на альпинистское снаряжение?!

     - Сезонность на его хранение. В жару приходится в полтора раза больше энергии тратить на кондиционирование склада и торгового зала. За испытание товара в Вашем присутствии – 50 ун. Ну и, конечно, стоимость упаковки…

     - М-да. Николь, ты что-нибудь поняла в этой бухгалтерии?

     - Я поняла, что надо поискать магазин подешевле.

     Стоило разведчикам выйти из салона, к ним тут же подскочил маленький вертлявый человечек, возраст которого было определить очень трудно: сморщенное личико говорило о преклонных летах, но в подвижности и быстроте реакции он не уступал подростку. Говорил уваргаец с сильным акцентом, но очень бегло.

     - Я слышал, вы хотел купить вещь для альпинист? Это плохой магазин. Очень дорого!

     - Да, очень, - согласился Макси.

     - Могу предложить очень хороший новинка! Силовой маяк для альпинист-профессионал! Третья модель, усовершенствованная! Только что из Орсы!

     - Третья орсайская модель? - не поверил Макси, - Но она даже на Орсе поступила в продажу всего неделю назад. И.. сколько же Вы за него хотите?

     Максимилиан задал этот вопрос почти без интереса – и так ведь понятно, что третья модель ему не по карману, даже если бы он вздумал покупать ее прямо на Орсайском заводе.

     - Недорого, любезный! Всего девятьсот ун…

     Максимилиан подумал, что ослышался, и невольно взглянул на Николь.

     - Наверняка подделка… - фыркнула она, - Или ворованный. Но все равно, слишком дешево.

     - Обижаешь, любезная! Самый настоящий! Самый, что ни на есть. Вчера только привезли. Чтоб мне провалиться! Чтоб мои дети считать разучились, если я вру!

     - Ну, хорошо, покажите, - нетерпеливо перебил его Макси, которому уже надоела чрезмерная болтливость торговца.

     - Я очень жалею, любезный, что не могу сразу его принести. Мой фирма совсем рядом, поедем со мной и все решим. Вот мой катер!

     Максимилиан двинулся было за ним, но Николь сделала страшные глаза, и он остановился.

     - Вы не возражаете, если мы посоветуемся?

     - На твоем месте, - сказала Николь, когда они отошли на достаточное расстояние, - Я бы не поехала.

     - Но почему? Такой шанс! Ты знаешь, сколько стоит такой маяк на самом деле?

     - Примерно знаю. Поэтому и боюсь.

     - Тогда подожди меня здесь, а я с ним слетаю.

     - Ты ничего не понял! Сколько у тебя с собой наличных денег?

     - Около двух тысяч. А что?

     - Глупо с такими деньгами высаживаться на Уваргай. Еще глупее ехать неизвестно с кем, неизвестно куда.

     - Я не собираюсь докладывать ему о своей наличности. И вообще, спасибо за консультацию, возвращайся на корабль. Ты же не обязана тратить на меня столько времени!

     - Ну уж нет. Мы – из одной команды, и я тебя не брошу. Эй, торговец! Мы согласны.

     Уваргаец мгновенно оценил внушительный рост разведчицы, ее крепкое телосложение и решительный настрой. Он деланно ужаснулся:

     - Нет, нет! Мой фирма находится в Крума! Священный город! Женщина туда нельзя! Такой закон!

     Николь кое-что слышала о местных древних верованиях, но не припомнила, чтобы в Крума не пускали женщин. Уваргайское общество никогда не отличалось патриархальными взглядами. Но разведчица подумала, что чем меньше этот тип будет знать о степени ее информированности, тем лучше, и сказала:

     - У меня такой закон: я сказала, еду, значит еду! Ясно? Или мы сейчас разворачиваемся и уходим.

     - Ай-ай-ай! Любезный, нехорошо позволять эта женщина командовать собой! – торговец со знанием дела взглянул на их нашивки, - Она – младший по званию!

     Максимилиан перехватил предупреждающий взгляд Николь и ответил:

     - Это… моя жена. Я выбираю подарок для нее.

     - Да, - подтвердила Николь, - И я хочу сама убедиться, что это – не барахло!

     - Ох, ох! Какой грозный женщина… - забормотал торговец.

     Щупленький уваргаец не внушал Максимилиану опасений, и, когда Николь, забираясь в тесную кабину катера с полностью затемненными окнами, предположила, что «это чтоб мы не видели, куда нас везут», Макси посмеялся над ее страхами:

- Зря волнуешься. В верхних слоях атмосферы Уваргая слишком яркий свет – он вреден для зрения. Поэтому все катера на Уваргае снабжены защитными экранами.

     - Вот оно что… Но они обязательно должны быть непрозрачными?

     На самом деле Николь больше настораживало другое: город Крума находился достаточно близко от базы. Туда можно было добраться за десять минут на простой транспортной площадке.

     - У нас дорога на ремонт. Мы поедем в обход, - словно прочитав ее мысли, поспешил пояснить уваргаец.

0

93

- VI -

     По-настоящему Макси забеспокоился, лишь когда они, выйдя из кабины в закрытом ангаре, направились вглубь странного сооружения по коридору, где на каждом повороте стояли молодые люди с каменными лицами и с какими-то штуками в руках, подозрительно напоминающими оружие. Уваргайский торговец, его настороженность, придал своему лицу самое благодушное выражение и принялся объяснять, что, дескать, товар очень ценный, и он остерегается грабежа.

     Коридор привел в просторный зал с куполообразным потолком, в середине возвышалась искусственная скала. Вдоль стен тянулись шкафы и полки, заваленные всевозможными предметами спортивного инвентаря, расположенными по совершенно непонятному принципу. Создавалось впечатление, что их закинули туда в спешке, не заботясь о товарном виде. Макси уже начал жалеть, что поддался на эту авантюру, но отступать было поздно. Торговец подвел клиентов к одной из полок, на которой лежало несколько разноцветных конусов размером с небольшое яблоко. Макси узнал в них силовые маяки. Бросив вполголоса пару слов одному из охранников, хозяин магазина (или склада?) взял аккуратненький оранжевый маяк и стал расписывать достоинства сего чуда техники:

     - Берете за верхушка и бросаете в нужном направлении. Притягивается к любой поверхность. Настраиваете силовую линию и… о-па! Плавно взлетаете на нужная высота по любой траектории, минуя острые углы. Эта модель выдерживает одновременно три-четыре человек! Компактна, проста в обращении, стильный вид! Всего девятьсот ун! Желаете испробовать прямо сейчас? – он указал на макет скалы. Максимилиан утвердительно кивнул – у него появились сомнения – а не является ли маяк простой игрушкой?

     - Вы говорите, выдерживает четверых? Я надеюсь, хотя бы нас с женой выдержит… Николь, попробуем?

     Николь в это время разглядывала остальные образцы. Торговец метнулся к ней.

     - Пожалуйста, любезная, попробуйте – не пожалеете.

     Он помог Максимилиану застегнуть силовой пояс и попытался оказать ту же услугу Николь. Но та резко отшатнулась:

     - Руки!

     - Как хотите, как хотите… не подумайте ничего плохое… Вот Вам маяк. Подождите, я открою верхний дверь.

     Только теперь Макси рассмотрел там, где скала упиралась в потолок, чуть-заметные очертания люка.

     - Это еще зачем?

     - Очень хороший модель! Может протащить Вас в горный тоннель, в пещера, и Вы не зацепитесь за края.

     Максимилиану эта затея нравилась все меньше. Он сказал, что хочет испытать прибор сначала на небольшой высоте и без всяких препятствий.

     - Да, да, правильно! Не надо рисковать! – энергично поддержал торговец.

Прицелившись, Макси забросил маяк на трехметровый уступ. Оранжевая колобашка ударилась о «скалу», отскочила и… раскололась пополам.

     - Что это значит? – Макси с негодованием уставился на хозяина.

     Уваргаец несколько раз ударил себя ладонями по темечку, подобрал осколки маяка и, бормоча извинения, крикнул кому-то, скрывающемуся за полуоткрытой низенькой дверцей:

     - Иди сюда, негодяй! Ты опозорил меня перед гости!

     Из-за двери нерешительно высунулся толстяк в помятом комбинезоне и пролепетал что-то по-уваргайски.

     - Говори на галакта! – завопил хозяин, - Невежливо! Гости не понимают!

     - Я… я… простите, господин…

     - Ты положил плохая товар!

     - Это… я… - толстяк пыхтел, краснел и вызывал жалость, - Я работал двое суток… может, из-за усталости перепутал…

     - Если я прикажу, ты будешь работать трое суток! Ты должен работать хорошо!

     - Простите, господин…

     - Ты уволен! Убирайся!

     - Но, господин! – работник умоляюще заломил руки, - У меня пятеро детей, если Вы меня выгоните, они умрут с голоду!

     Николь не выдержала:

     - Как Вы можете так обращаться со своими подчиненными?! Человек не может столько работать, удивительно, как он вообще на ногах стоит!

     Физиономия торговца мгновенно изменилась: только что она была искажена гневом, теперь же источала такую сладость, что аж тошнило.

     - Любезная госпожа, не надо беспокоиться! Я сейчас же заменю товар. А этот ленивый слуга получит по своя заслуга!

     - Прошу Вас, - вмешался Макси, - Если это из-за нас, то не увольняйте его. Мы не имеем никаких претензий. Всякое бывает.

     Торговец заметно успокоился. Он махнул рукой толстяку:

     - Иди работай! Благодари добрый гости!

     Затем он взял другой прибор, белый, осмотрел его со всех сторон, пощелкал пальцем по корпусу и протянул Максимилиану.

     - Возьмите… эта – хорошая.

     Макси взял конус двумя пальцами и подбросил вверх. Маяк с тихим шипением исчез в отверстии люка. Легкий чмокающий звук свидетельствовал об удачном закреплении прибора где-то в тоннеле. Настроив силовые линии, Макси и Николь по очереди взмыли вверх, в чернеющий проем. Движение действительно оказалось на удивление мягким и плавным. Вскоре они стояли на вершине «скалы», заканчивающейся в маленькой каморке, расположенной над залом. Не успели они отцепить маяк и поделиться впечатлениями, как услышали скрип закрывающегося люка. В следующий момент в каморке погас свет… Максимилиан пошарил в темноте:

     - Николь, ты здесь?

     - Где же еще… Кажется, мы попались.

     - Может, это случайность? – предположил Макси не очень уверенно.

     - Не думаю. Твой бумажник на месте?

     Макси сунул руку в карман.

     - О, черт! И  компа тоже нет!

     - Ладно, все. Надо отсюда выбираться.

     Это легче было сказать, чем сделать. Разведчики ощупью добрались до стены и начали ощупывать ее в поисках выхода. До их слуха донесся слабый шорох. Они замерли.

     - Кто здесь? – Николь старалась, чтобы ее голос звучал твердо.

     - Это я! – послышался быстрый шепот, - Госпожа, хозяин хочет убить Вас и Вашего мужа! Вам надо бежать.

     - Убить? За что?

     - Он взял деньги, он боится, что Вы заявите в полицию… Скорее, я покажу, как выйти.

     - Зачем Вы нам помогаете? – недоверчиво спросила Николь, - Если хозяин узнает, Вам не поздоровится.

     - Вы за меня заступились. Я помню добро. Скорее, ползите сюда.

     Кряхтя и чертыхаясь, Николь полезла в узкую вентиляционную шахту. Макси просочился следом. Сначала было очень темно и душно. Постепенно труба расширилась, и ползти стало легче. Впереди забрезжил свет… Николь вскрикнула, Макси почувствовал под собой пустоту и полетел куда-то вниз. Удар лицом обо что-то твердое. Не очень сильный. Вверху – звук захлопывающейся крышки и закрывающихся замков…

     - Fuck you! – Девушка выкрикнула это с такой болезненной злобой, что Макси подумал о страшных переломах.

     - Николь?

     Молчание.

     - Николь, что с тобой? Ты серьезно пострадала?

     Разведчица всхлипнула.

     - Я… разбила себе ухо и мобильную клипсу.

     - Очень больно?

     - Больно?! Мобила сломана, твой комп украден. Мы остались без связи, понимаешь?

     - Значит, наше дело – дрянь?

     - Кажется, да.

     Вспыхнуло освещение. Они лежали на небольшой площадке. Над головой – сплошная металлическая плита. Вниз на головокружительную глубину уходил колодец вентиляционной шахты. Метров на десять ниже площадки в стене колодца имелся шлюз. Он был закрыт. Николь застонала и в бессильной злобе заколотила по стене. Как она могла так облажаться! Ведь не далее, как сегодня, уваргайские дети подловили ее на том же самом! Девушка не могла признаться себе в том, что ей просто очень не хотелось верить в возможность такой подлости. Вся ее боевитость куда-то подевалась. Теперь она чувствовала себя просто слабой женщиной и ждала поддержки.

     - Макси… Что же мы будем делать?

0

94

- VII -

       Шлюз внизу открылся. Разведчики увидели старого знакомого – «гостеприимного» торговца. Он по-прежнему слащаво улыбался.

     - Любезные гости не ушиблись?

     Максимилиан хмуро покосился на него и вытер рассеченную губу.

     - Вы что, совсем сдурели? Нас хватятся на корабле. У Вас будут очень большие неприятности, если Вы немедленно нас не выпустите!

     - Не будет неприятность! Корабль неделя на база. Вас начнут искать через неделя и найдут в прибрежное ущелье. Вы гулял самовольно по планета. Вы провалился в трещина. Начался прилив и затопил вас. Несчастный случай!

     - Чего Вы от нас хотите?

     Улыбка торговца стала еще шире и еще приторнее.

     - О! Это деловой разговор. Вы должен сказать мне входной код и номер своего счета в банк. Когда я переведу деньги, я вас выпущу.

     - Это бесполезно! Вас все равно вычислят, и Вы ответите за свое преступление!

     - Вы хотел утонуть? Вы будете думать полчаса. Потом я опять приду. Если вы не передумал, я включу вода!

     Шлюз закрылся с глухим стуком. Макси очнулся от первого шока.

     - Эй, постойте!

     Николь, услышав о затоплении, невольно переползла на более высокую часть площадки и подобрала под себя ноги, как будто это могло помочь. Макси ободряюще сжал ее руку.

     - Ничего. Все будет хорошо. Через полчаса он вернется, я скажу ему код, и мы отсюда выйдем.

     Николь грустно покачала головой.

     - Неужели ты ничего не понял? Ему нет никакого смысла нас отпускать… А когда он узнает код – тем более. Единственное, что мы можем сделать – это тянуть время. Пока он не знает кода, мы ему нужны… то есть, ты нужен.

     - Николь… неужели ты допускаешь…

     - Я допускаю все.

     Макси побледнел.

     - Прости, что я тебя в это втравил. Но ты не бойся. Я умру, но не позволю этим ублюдкам с тобой расправиться!

     Он еще раз осмотрелся. Далеко на дне шахты плескалась вода. Похоже, шлюз в стене был единственным выходом. Вряд ли только удастся его открыть. «Был бы здесь Элли, он выдрал бы этот чертов шлюз вместе с коробкой!»

     - Послушай, Николь, у нас ведь есть маяк! Если закрепить его на потолке, мы сможем спуститься на уровень шлюза. Когда дверь откроется, мы нападем на уваргайца, потом прорвемся к выходу и…

     - Я уверена, что здесь следящие камеры. Если он увидит, что мы делаем, он не откроет шлюз.

     - Тогда… - Макси мучительно напрягал мозг, пытаясь найти ту единственно верную программу действий, которая ведет к спасению. Вдруг Николь обхватила его шею, привлекла к себе и ее волосы заструились по его лицу… Он неожиданности лейтенант потерял равновесие, и повалился на спину, почувствовав на себе тяжесть упругого девичьего тела… Резкий шепот Николь вывел его из головокружительного всплеска чувств:

     - Убери руки с моей задницы и слушай внимательно. Это единственная возможность поговорить! Ты можешь рассчитать диагональный спуск на маяке с помощью противовеса?..

     Как только торговец вернулся, Николь вскочила на ноги и, едва не прыгая вниз закричала:

     - Эй! Выпустите меня! Я не хочу тонуть! Этот идиот, мой муж, - она с негодованием толкнула Макси, - жалеет какие-то несколько миллионов, а я должна из-за этого так мучаться!

     Слова «несколько миллионов» подействовали на уваргайца, как ключевая фраза гипнотизера. Глаза его загорелись, и Николь поняла, что он на крючке.

     - Скажи мне код, любезная, и я немедленно выпущу и тебя, и твоего мужа!

     - Если бы я могла это сделать! – С отчаянием воскликнула Николь, - Я его не помню! Но я могу вспомнить по расположению кнопок на клавиатуре. Мне нужен компьютер!

     Уваргаец немного подумал и согласился:

     - Хорошо. Выходи. Я дам тебе компьютер.

     Николь беспомощно развела руками.

     - Но как же я выйду? Здесь очень высоко!

     - Какой же ты глупая! Брось маяк на потолок и спускайся.

     Максимилиан весь напрягся, наблюдая, как Николь медленно скользит вдоль стены шахты… До шлюза осталось два метра, метр… Только бы этот заморыш не выкинул ничего непредвиденного! Вот Николь коснулась ногами рамы шлюза, шагнула внутрь. Расстегивает силовой пояс… Видимо, опьяненность предвкушением сказочного богатства, притупило сообразительность и реакцию уваргайца, и он понял замысел разведчиков слишком поздно. Одним движением сорвав с себя пояс, девушка набросила его на торговца. Щелкнула магнитная пряжка – и в ту же секунду Максимилиан изо всех сил оттолкнулся ногами от стены шахты. Взлетая вверх на невидимой силовой подвеске, уваргаец попытался схватить разведчика, когда они поравнялись, но промахнулся. Максимилиан благополучно спланировал в открытый шлюз и встал рядом с Николь.

     - Быстрее, снимай пояс! – Николь потянула его за руку, - Их там много!

     Макси проследил за ее взглядом и похолодел: Со всех сторон подпланетного бункера к ним бежали охранники – человек десять. Макси почти почувствовал, как струя лазера вонзается в его плоть… Почему-то они не стреляли. Один из них был уже рядом. Разведчик встретил его прямым коротким ударом в челюсть. Низкая стойка, разворот – и еще двое недоростков сползают по стенке. Третьего сбила Николь. Прокладывая дорогу, в основном, за счет собственной массы, она пробивалась к выходу. Максимилиана вдруг обожгла догадка: стены помещения, сделанные из полированного металла, делают применение лазера опасным для самих охранников!

     - Николь, стой! Не выходи отсюда!

     - По… почему? – задыхаясь, спросила Николь, стряхнув со спины очередного противника.

     - В этой зеркальной комнате они не могут стрелять! Пока мы здесь, нас не поджарят!

     Охранников становилось все больше. Самый крупный из них едва доставал землянам до плеча, но уваргайцы бросались на разведчиков с остервенением бешеных собак. Внезапно Макси услышал за спиной голос хозяина:

     - Не давайте им уйти! – торговец кричал по-уваргайски, но Максимилиан, подсознание которого в опасной ситуации обострялось, интуитивно понял смысл. Позже он утверждал, что Ангел-хранитель подсказал ему, как действовать – собственная голова абсолютно не работала.

     Максимилиан обернулся, оттолкнул подкравшегося сзади охранника, в два прыжка очутился около торговца, схватил одной рукой его за горло и, прикрываясь им, как щитом, другой рукой отбиваясь от налетающих со всех сторон бандитов, стал пробираться к Николь. Вот он уже коснулся ее локтя… еще один удачный маневр, и, втолкнув девушку в боковой коридор, Макси, пятясь задом, потащил туда же хрипящего и синеющего мафиози (сгоряча разведчик придушил его слишком сильно). Найти выход из переплетающихся коридоров оказалось не так просто. А тут еще полузадушенный «хозяин жизни», борясь за свою жизнь, начал так отчаянно вырываться, что вывернул Макси руку. Взвыв от боли, тот едва не упустил заложника. На помощь пришла Николь – оглушила врага рукояткой отобранного в бою бластера.

     Наконец, поток свежего воздуха указал дорогу к свободе. Каково было удивление разведчиков, когда, выбравшись на поверхность планеты по скобам, вбитым в стену какого-то колодца, они не обнаружили не только построек священного города Крума, но малейших признаков цивилизации! Их окружала мертвая пустыня, местами заболоченная и покрытая скользким зеленым налетом неизвестного происхождения.

0

95

- VIII -

     Николь хотела немедленно бежать как можно дальше от набитой врагами шахты, но Максимилиан совсем обессилел, взбираясь по отвесной стене колодца с бесчувственным телом торговца на плечах. Растянутая рука сильно ныла, ноги подкашивались. И, несмотря на горячие уговоры Николь «смываться, и поскорее», он скинул свою ношу и, тяжело дыша, присел на мокрую кочку.

     - Как ты думаешь, куда нам идти? – нетерпеливо спросила Николь.

     - Не знаю… надо привести в чувства этого… - он пнул сапогом торговца, - Пусть выведет нас отсюда.

     Девушку эта идея не привела в восторг.

     - Зачем? Давай, бросим его здесь и пойдем вперед. Рано или поздно мы доберемся до орбитальной базы…

     - Что, что? Какой базы?

     - Ну… видишь эту зелень? Туурский грибок. Растение влаголюбивое, а на Уваргае слишком сухой климат… оно не могло бы там развиться в таких количествах.

     - Хочешь сказать, мы не на Уваргае? Но тогда где?

     - Скорее всего, на одном из его спутников. В общем, это неважно, главное – найти катер.

     Максимилиан медленно обвел взглядом горизонт, потом посмотрел на Николь.

     - Боюсь, дорогая, что единственное место, где могут быть катера – это то, откуда мы только что ушли.

     - Ты думаешь… что на спутнике нет населенных пунктов?

     - Я думаю, что этот спутник - бандитская база. И катера здесь только бандитские.

     Николь опустилась рядом на траву. Очень хотелось, чтобы он ошибался.

     - Но, может быть… А-а! Макси!

     Из колодца показалась рука в серой перчатке. Бежать было, кажется поздно. Этого бандита они уже видели в момент прибытия на спутник. И тут Николь направила бластер, который все еще держала в руках, прямо в живот лежащего без сознания торговца и быстро что-то сказала по-уваргайски. Лицо уваргайца приобрело оттенок его перчаток. Он положил бластер на землю, понуро опустил голову и спросил:

     - Чего вы хотите?

     - Ты отведешь нас к посадочной площадке, выведешь катер из ангара так, чтобы ваши ничего не поняли, и чтобы когда мы будем взлетать, на расстоянии выстрела никого не было, ясно? И без шуток!

     Они пошли: впереди – уваргаец, за ним – Николь с бластером наизготовку. Замыкал шествие Максимилиан, волочивший по кочкам изредка постанывающего мафиози.

     - Что ты ему такое сказала? – спросил Макси шепотом по-русски.

     - Что если он не выполнит наши условия, я прикончу его брата, - так же шепотом ответила Николь, - и зря ты так уверен, что ему не знакомы земные языки.

     Уваргаец выполнил все требования – вывел катер и отошел к самому краю посадочной площадки. Николь передала бластер Максимилиану и залезла в кабину.

    - Теперь отпустите моего брата, - крикнул уваргаец Максимилиану, державшему его под прицелом. Тот выпустил торговца, мешком рухнувшего под трап, захлопнул дверцу, и катер взлетел.

   Спутник стремительно удалялся. На экране, заменявшем лобовое стекло, засияли звезды. Опасность была позади. Макси вдруг хлопнул себя по лбу и засмеялся.

     - Представляешь, - ответил он на недоуменный взгляд Николь, - я забыл вытащить из его одежды свой комп и бумажник!

     - Ничего, не жалей.

     - А я и не жалею. Наша жизнь стоит дороже, верно?

     - Верно! И, между прочим, эта вещичка тоже стоит дороже, - с этими словами она извлекла из кармана маленький золотистый конус. Макси вытаращил глаза.

     - Откуда?!

     - Пока ты ворон считал, хозяин велел брату поставить охрану у аварийного выхода. Я в это время как раз стояла возле полки с маяками и, так как заподозрила неладное, решила, что на всякий случай…

     - Ты его украла?

     - По-моему, в отношении мошенников это слово неуместно…

     - Удивительно. Можно подумать, ты сама – одна из них. Откуда у тебя такие… профессиональные навыки?

     - Мой дедушка… - Николь сладко зевнула, - Мой дедушка в молодости был новорком. Когда я была маленькая, он, ради смеха, учил меня всяким фокусам… никогда не знаешь, что в жизни пригодится.

     - Стоп. Ну-ка, погоди, а как ты догадалась, что эти двое – родственники?

     - А ты не обратил внимания, как они похожи?

     - Сходство могло быть случайным.

     - Могло. Но там, на складе, хозяин называл его братом. Как видишь, мое знание уваргайского тоже оказалось не напрасным.

     - Все равно, это был очень рискованный шаг. Я был уверен, что эти господа за сотню-другую отца и мать продадут!

     - А вот и нет. Думаю, кровное родство для них значит очень многое.

     - С чего ты взяла?

     - В том салоне, помнишь? На витрине висела реклама кресел безопасности. Там было написано: «Руто маи састфер пе этерей», что означает: «Дорожите своей безопасностью, как мы – жизнью наших родственников».

     - И… из этой ерунды, из рекламной строчки, ты сделала такой глобальный вывод? Николь, если честно, почему ты была уверена, что это сработает?

     - Если честно… - Николь еще раз зевнула и потерла глаза, усталость давала о себе знать, - Я вовсе не была в этом уверена.

     На водительском экране появились очертания базы и площадки со множеством кораблей. Где-то среди них была и «Жюстина». Переложив штурвал, Николь повела катер на посадку. Теперь, придя в себя после потрясения, Максимилиан понял, что ощущаемый им душевный дискомфорт связан не только с перенесенным стрессом. Он снова и снова прокручивал в голове мучившую его задачу. Что-то не сходилось. Николь заметила его состояние.

     - Что с тобой?

     - У меня такое чувство, будто мы совершили что-то очень гадкое…

     - Да? В следующий раз скажи об этом заранее, когда на тебя будет переть какой-нибудь отморозок с бластером! – разведчица надула губы и отвернулась.

     Макси тронул ее за колено.

     - Ну… не надо, Николь, я не хотел… Ты – замечательный друг! – и, чтобы снять неловкость, пошутил: - Ну, у меня и женушка!

     Николь пристально посмотрела ему в глаза и совершенно серьезно сказала:

     - Если я когда-нибудь и найду себе мужа, то уж точно это будешь не ты!

     - Спасибо за откровенность.

     - Не обижайся. Или тебе надо, чтобы от тебя сходили с ума все женщины, без исключения?

     - Нет, конечно… - смутился Макси.

     - Ладно, ладно! Скромный ты наш… Но если бы я так охотилась на мужчин, вряд ли пошла бы в космическую разведку. Корабль – это, своего рода, небольшой монастырь. Если у тебя нет пары, то уже не будет.

     - Ага, монастырь-то - мужской! – хохотнул Макси, перефразируя какого-то известного писателя древности (он не мог вспомнить, какого).

     - Какая разница! Вот как же Юля, например?

     - Ну, Юля… Она – не женщина, она – прекрасная дама.

     - Разве это не одно и тоже? – изумилась Николь.

     - Не совсем. По-моему, затащить ее в постель – все равно, что сделать шашлык из бабочки: и красоту загубишь, и голод не утолишь.

     - Ох-о-хо-хо! Из бабочки! Шашлык! Ой, не могу! – Николь смеялась так, что у нее брызнули слезы, - А ты, все-таки, очаровательный малый! – девушка вдруг игриво потрепала его по щеке. Когда она вот так, искренне и весело смеялась, то становилась очень привлекательной. Макси подумал, что в мужском комбинезоне она была симпатичнее. Обтягивающие брюки женской формы подчеркивали бедра, немного тяжеловатые даже для ее роста. А впрочем… На секунду мелькнула мысль: «Могло быть все нормально. Без проблем. Как у всех. С чего это? Наверное, устал».

     - Ну, все. Приехали, - Николь выключила двигатель.

     - А куда пушку девать?

     - Оставим в кабине. Это теперь не наши проблемы.

     - Как это – оставим? Это же вещественное доказательство!

     - Чего-чего?

     - Мы сейчас куда – отдыхать? Или сразу в Интерпол обратимся?

     - Да ты упал! Какой Интерпол? Мы ничего не докажем. Ни один уваргаец не даст показаний в нашу пользу. И вообще, если устроить межпланетный скандал, нас никто за это по головке не погладит. Пойдем-ка лучше домой…

0

96

- IX -

     Максимилиан хотел пойти сразу в душ, а потом, до ужина, затихариться в комнате природы. Но стоило им с Николь появиться на «Жюстине», как в холле тут же нарисовался Элверт.

     - Мэлли, где ты болтаешься? Знаешь, от кого тебе привет? От Алиски! И тебе, Ники!

     - Она звонила?

     - Да не, здесь была. Ей же Юлька браслет подарила! Вот, заскочила, пока детенок спит… А где это вы были так долго?

     - Вот, - Максимилиан вытащил маяк, - Это тебе подарок. На Рождество.

     - Ого! Ни хрена себе!

     - Это все – Николь. Если бы она мне не помогла… (разведчица предупреждающе зыркнула) Она…

     - Я помогала Макси торговаться, - улыбнулась Николь, - И нам удалось в несколько раз сбавить цену.

     Элверт смерил ее взглядом и даже обошел вокруг, как будто это была вовсе и не Николь, а какое-то неизвестное науке существо.

     - Ах, да-да. Понятно… Мэлли, а с рожей у тебя что?

     - А, это… - Макси притронулся к разбитой губе, - Я споткнулся.

     - Бывает… - хмыкнул Элли.

     Оставшись наедине с Максимилианом, Элверт уселся напротив него, как всегда, по-собачьи наклонил голову и сказал:

     - Значит, что говорить командиру, я понял. А теперь колись – в какое дерьмо вы вляпались?

     Когда Макси закончил рассказ, Элверт, задумчиво разглядывая маяк, произнес:

     - Получается, из-за этой штуковины… вы рисковали жизнью?

     - Да ну, при чем здесь штуковина, кто же знал, что так получится! Ты что, не рад подарку?

     - Я рад, что ты живой… Эх, жаль меня там не было!

     Максимилиан с сомнением посмотрел на его спину и покачал головой.

     - Нет. Когда мы вылезали из бункера, этот колодец… знаешь, он был очень узкий…

     Наутро между ними произошел еще один разговор, едва не приведший к полному разрыву отношений.

     - Нет, даже не думай! – возмущался Макси.

     - Но почему? Что случилось? – недоумевал Элли.

     - Случилось уже достаточно. Ты хочешь еще сюрпризов? Вообще, я предполагаю, что тебе сейчас ничего такого нельзя…

     - Чушь! Если это уже есть, значит, больше не будет!

     - Это у лю… у землян так. А как у тебя – неизвестно!

     Юля, занятая своими делами в лаборатории, услышала возню в коридоре и вышла на шум, став свидетельницей странной сцены: Элли тащил за руку упиравшегося Максимилиана. Иуликаралрс никогда еще не видела биолога таким рассерженным.

     - Юля, объясни ему ты! Объясни этому святоше, что такое противозачаточные средства!

     Орсайка моментально оценила ситуацию.

     - В вашем случае зачатие происходит лишь при воздействии ультрафиолетового излучения. Противозачаточным средством, таким образом, может являться выбор ночного времени для вступления в интимный контакт, а так же использование затемняющих экранов.

     - Ну, что, слышал? – торжествовал Элверт.

     - Элли, прекрати эту комедию, - Максимилиан растирал запястье, на котором четко выделялись синие следы пальцев Элверта, - Ты же знаешь, об этом не может быть и речи. Мы не венчаны.

     Элверт побледнел, от этого его смуглая кожа приобрела зеленоватый оттенок.

     - Но, Мэлли… Вот так, да?! – и он, шарахнув по шлюзовой панели так, что задрожали стены, выбежал из процедурной.

     - Я бы на Вашем месте не стала упорствовать, - вдруг подала голос Юля.

     Макси удивленно хмыкнул:

    - Я знаю, что Элли каким-то непостижимым образом действует так на всех женщин, но думал, что Вы – исключение.

     На миг лицо орсайки показалось ему растерянным, потом оно вновь обрело выражение непроницаемой холодности.

     - Я поняла Вашу шутку. Вы хотели сказать, что я испытываю к Элверту Сайтону влечение. Вы ошибаетесь: я одинаково отношусь ко всем землянам.

     - Одинаково хорошо, или одинаково плохо?

     - Я испытываю перед ними одинаковое чувство долга.

     - Вот как? Это уже интересно. И чем же Вы нам задолжали?

     - Жизнью моих родителей. А значит, и моей собственной. Когда медики земной технической базы вылечили их от смертельной инфекции, полученной в дальнем перелете, я еще не родилась.

     Макси ждал продолжения, но Юля не собиралась вдаваться в подробности.

     - И поэтому Вы решили стать врачом?

     - Да.

     - И поступили на земной корабль, чтобы помогать землянам?

     - Да.

     - Несмотря на то, что по меркам Вашей планеты у Вас не было достаточных способностей к медицине?

     - Для земной цивилизации их достаточно.

     - Но занявшись чем-либо иным, Вы могли бы добиться большего успеха в жизни.

     - Долговые обязательства выше личных интересов.

     Макси не нашелся, что ответить. Рассказ Юли вызвал у него противоречивые чувства, и он переваривал информацию. Как это глупо, формально следуя понятиям о долге, загубить свою жизнь! Разве не могла она приносить пользу землянам, да и многим другим, будучи, например, математиком или музыкантом? Или, к чему там у нее еще склонность… И в то же время, как поражает и восхищает подобное самопожертвование! Не может быть, чтобы Господь не помиловал людей, так свято чтящих свой долг. Даже при том, что они не способны никого любить. Но ведь им незнакома и ненависть…

     - И все же, Юля, почему Вы посоветовали мне не отказываться от внимания Сайтона?

     - Не знаю.

     В ее устах эти слова прозвучали так же дико, как если бы бортовой компьютер на запрос о пространственных характеристиках ответил: «Тра-ля-ля!» Вот тебе и человек-машина! Не знает она… А кто знает? Кто знает, что мне делать-то, а?

0

97

- X -

     Вечером Элверт в каюту не пришел. Он заперся в пищеблоке под предлогом неотложной работы, видать, там и заснул. За завтраком, завидев входящего в столовую Максимилиана, демонстративно пересел за дальний столик. Макси тут же подошел к нему и попытался завязать разговор. Но Элли упорно его не замечал, мрачно вгрызаясь в жареную кроличью ногу. Максимилиан маялся с ним целый день, так и не добившись результата. Элли не пришел ночевать и на этот раз, а на своем столике Макси обнаружил силовой маяк и записку: «Подари это своей будущей жене». И это накануне Рождества! Максимилиан очень надеялся, что они помирятся хотя бы во время праздника. Но, как только закончилась официальная часть, Элверт засел за компьютер, и оторвать его оттуда было никоим образом невозможно. Никогда ранее не проявлял он повышенного интереса к сей технике. Так что объяснить внезапно возникшее увлечение можно было только нежеланием общаться. С горя Максимилиан зашел к Юле за успокоительным (благо, медицинский отсек находился совсем рядом). И тут… нечеловеческий вопль резанул уши:

     - Мэлли!!!

     Максимилиан опрометью помчался на зов, отгоняя невольно пришедшие на ум кадры ужастиков про компьютеры, пожирающие людей. Но никто никого не пожирал. Элверт, целый и невредимый, сидел перед монитором, тыча пальцем в экран. На экране – какой-то текст.

     - Смотри, Мэлли, смотри сюда!

     «На Ваш запрос патриарху Московскому и всея Солнечной Системы Максиму IV…»

     - Да как ты… да как тебе в голову пришло!

     - Ты читай, читай дальше!

     «…к сожалению, удовлетворить Вашу просьбу о церковном венчании в настоящее время невозможно…»

     - Я это уже слышал сотни раз! Чего ты орал, как резаный?

     - Я говорю, дальше читай.

     «… причине отсутствия церковного таинства, подходящего к данному случаю, но учитывая…» Строчки поплыли перед глазами. «…одной из основных целей является воспроизведение потомства… …обнаружилась способность к размножению… …неправомерно считать однополым, так как Ваш биологический пол не поддается точному определению… …будет вынесен на обсуждение очередного Вселенского Собора, который состоится…»

     - Боже мой! – не выдержал Макси, - Через двадцать лет! Мы состаримся и умрем!

     - Не говори ерунды. По-твоему, командир – без пяти минут покойник? Смотри сюда, - Элли ткнул пальцем в нижний абзац.

     «…благословляю ваш союз и рекомендую не предаваться без меры плотским утехам, уделяя более внимания душе…» Дальше следовали обычные в таких случаях наставления.

     - Ну, Мэлли, что ты теперь скажешь в свое оправдание?

     - Вот что, - Максимилиан перевел дух, - Делаем распечатку и – бегом к отцу Леониду. Пусть тоже благословляет!

     Прочитав все приличествующие такому случаю молитвы, отец Леонид перешел к напутственной речи.

    - Растите детей в вере и послушании, и пусть не переводится в вашем доме хлеб насущный. Будьте счастливы, дети мои, - а когда Элверт подошел под благословение, наклонился к нему и тихонько добавил: - Но раз уж ты подался в Православие, сын мой, то жрать крольчатину до Рождества, все же, не советую.

0

98

- XI -

     Еще через пару дней, когда совпали пространственные координаты сектора, «Жюстине» дали вылет. Все шло нормально. Аппаратура работала, как часы. С экипажем тоже все было в порядке. Курсант отлично вписался в коллектив и работать старался изо всех сил. Максимилиан был просто восхищен своим учеником. А Тай Ши говорил, что такого безоблачного полета он не припомнит лет восемь. Правда, Элли вел себя немного странно – спокойнее, что ли, стал. Он больше не бегал вприпрыжку, движения его стали замедленными, лейтенант стал избегать общения, свободное время проводил в каюте и все больше дремал. Возможно, так на него действовала обстановка всеобщего тихого благодушия. Но вот однажды Элверт пожаловался на чрезмерную сонливость. Юля быстренько сняла показания и резюмировала:

     - Ничего удивительного. Температура тела – тридцать пять и девять. Давление – пятьдесят на девяносто. Похоже, процесс начинается.

     - Что ты мелешь? Как это начинается? Ты же говорила, еще куча времени.

     - Я – не предсказатель. В Вашем случае ничего нельзя сказать заранее. Я лишь констатирую факт – со дня на день наступит заключительная фаза.

     - И что мне делать?

     - Вам? Ничего. А я займусь подготовкой оборудования.

     К вечеру Тай Ши вызвал Максимилиана.

     - Иуликаралрс доложила мне о состоянии Элверта. Она считает, что до его впадения в анабиоз остались считанные часы. Курсант Райт справится с бортовой системой?

     - Без сомнения.

     - Тогда передавай ему управление и ступай в медицинский отсек. Юля все объяснит…

     Столы в процедурной демонтировали, остальное оборудование разместили на стенах. Всю середину помещения занял огромный цельнолитой бассейн. Рядом с бассейном установили кресло-койку для Макси. Он проверил, удобно ли будет лежать, достанет ли рука до воды.

     - А это что за устройство?

     - Аппарат искусственного дыхания. На тот случай, если у Элверта не прекратится работа легких.

     - Что значит – если не прекратится?

     - Видите ли, у аоан во время анабиоза легкие сокращаются до минимального размера, процесс дыхания осуществляется через кожу путем всасывания кислорода, растворенного в воде. Но Элверт – наполовину землянин. Неизвестно, как у него пойдет этот процесс. Возможно, понадобится поддержка…

     - Что требуется от меня?

     - Как только приборы зафиксируют состояние анабиоза, Вы, по моему сигналу, возьмете пациента за левую руку. Энергия вибрации клеток Вашего организма будет взаимодействовать с энергией вибрации клеток эмбрионов, что приведет к их ускоренному и окончательному созреванию. Сложность заключается в том, что сообщение подобной вибрации возможно лишь в том случае, если организм находится в состоянии бодрствования, либо в состоянии естественного анабиоза. Заметьте, естественного! То есть, для Вас неосуществимого.

     - А… что будет, если я засну?

     - Состояние сна, длящееся более десяти секунд, приведет к разрыву связей.

     - И что тогда? Что будет с Элли?

     - С ним – ничего страшного. Но эмбрионы погибнут.

     - Ясно. И сколько времени все это будет продолжаться?

     - Девятнадцать суток. Если все пойдет по предполагаемой схеме.

     - А если нет?

     - В крайнем случае я прооперирую пациента и извлеку остатки эмбрионов.

     - Остатки… Юля, а вдруг я выпущу его руку?

     - Об этом можете не беспокоиться – ваши запястья будут надежно зафиксированы.

     Значит, главное – не заснуть. Максимилиан еще раз осмотрел все приспособления на своей койке: рычаги управления наклоном, система вывода продуктов жизнедеятельности организма… ведь он не сможет встать ни на секунду! Массажная защита от пролежней и атрофии мышечных тканей, регулятор освещения, система кормления… Он уже мысленно почувствовал себя паралитиком.

     Заключительная фаза началась через тридцать четыре часа. Максимилиан взгромоздился на койку. Застегнулись фиксаторы на руках.

     - Все будет хорошо, - улыбнулся он почти уже оцепеневшему Элверту и увидел, как тот медленно погружается в бассейн лицом вниз, утягивая за собой трубки дыхательного аппарата. Ну, все. Теперь только ждать. Девятнадцать суток. Это четыреста пятьдесят шесть часов. Сколько там? Одиннадцать сорок утра (Макси попросил установить хронометр так, чтобы он мог постоянно его видеть). Время пошло.

0

99

- XII -

     Поначалу Максимилиан просто смотрел на плавающее в бассейне обнаженное тело странной формы и размышлял. Трудно представить, что из этого небольшого выступа на спине, похожего на обыкновенный горб, появится новая жизнь! И тем не менее, это было так. Интересно, какими будут эти существа? Будут ли они землянами? Когда Макси снова взглянул на хронометр, он увидел, что прошло уже два часа. Хорошо бы все девятнадцать суток пролетели так же незаметно! Иуликаралрс принесла обед и справилась о его самочувствии.

     - Да ничего… - протянул Макси, - Только скучновато стало.

     - К сожалению, что-либо читать или смотреть я Вам не рекомендую. Утомление зрительного нерва способствует повышению реакций торможения… Но общение с посетителями Вам не повредит. А так же – легкая музыка.

     Первой навестить Максимилиана пришла Николь – у нее как раз оказалась свободная минутка. Она принесла кофе и свежие новости.

     - Бени написал мне новую программу для биосинтезатора. Так, что теперь основные этапы синтеза соединены в отдельные блоки, и их можно комбинировать. Очень удобно. К какому бы кораблю его потом ни приписали, тамошнему биологу сильно повезет! А еще мы только что прошли угловое искривление. Входной градус был совсем маленький, даже приборы не показали ничего… а вот Андрей вовремя заметил… Ну, что еще… даже не знаю.

     Николь показалась ему грустной.

     - Помнишь, ты говорила, что на корабле – если у тебя нет пары, то и не будет?

     - И что?

     - А мне кажется, вы с Андреем были бы прекрасной парой. Кстати, кажется не только мне.

     - Я об этом не думала. И в любом случае… нет. Штурман – одинокий волк. А еще Мария… Знаешь, не представляю себя в роли матери семейства!

     - Ники, ты извини, конечно, но мне тут подумалось, что это из-за него ты пошла на «Жюстину».

     - Вот еще! Что за чушь? Чтобы выйти замуж, совсем не обязательно действовать так сложно… Что-нибудь еще желаете, господин лейтенант?

     - Разве что, еще чашечку кофе!

     - Сию минуту, сэр! – отсалютовала Николь, изобразив на лице восторг и рвение, характерные для младшего лейтенанта, страдающего карьеризмом.

     Они еще немного поболтали, а когда Николь ушла, ее сменил механик Базырин. Потом его место занял штурман, потом… к вечеру следующего дня у Макси рябило в глазах от мелькания лиц, от чередования музыкальных записей и однообразных разговоров гудела голова. Несмотря на постоянно потребляемый кофе и яркий свет, нестерпимо хотелось спать. А ведь еще только вторые сутки! Иуликаралрс начала вводить ему стимуляторы. Стало легче, но не надолго. На пятые сутки Максимилиан попросил ограничить общение и включить аудио-запись какого-нибудь остросюжетного романа. На какое-то время это встряхнуло нервную систему. Потом он перестал воспринимать содержание, имена героев перепутались… анекдоты больше не казались смешными. Наступило полное отупение. Не хотелось есть. Не хотелось пить. Не хотелось никого и ничего видеть и слышать. Весь мир превратился в тягучую липкую массу, стремящуюся засосать в бездну забытья… К концу недели перистальтика кишечника нарушилась, и Макси перевели на внутривенное питание. Вскоре стало отказывать зрение. Лампы, включенные на полную мощность, казались слабо мерцающими пятнами в черной пелене, застилающей глаза… Связь с реальностью поддерживала только тихо включенная запись церковного хора, поющего «Иже херувимы…»

     - Юля… - он не узнал своего голоса, - Юля, вкати мне еще стимулятора…

     - Раньше, чем через три часа, нельзя. У Вас и так доза превышена.

     Он пробовал молиться, но забыл все слова.

     - Юля… позови… - он никак не мог вспомнить имени отца Леонида, - Позови священника…

     Бум-бум-бум-бум! Что это стучит? Неужели сердце? Но почему оно грохочет отовсюду? Ага! Стало тише… Нет, не тише, а чаще. И от этого слилось в одной сплошной гул. Этот гул чернильного цвета… Черное. Большое и черное. Это человек? Это… на черном – крест. Макси пытается что-то сказать. Он говорит. Но его не слышно. Почему? Нет слуха? Или нет голоса? Возле губ появляется что-то круглое, маленькое. И становится слышно.

     - Священник… исповедуйте меня… Я, наверное, скоро умру.

     Ответ достигает ушей, с трудом пробившись сквозь завесу непрестанного гула:

     - Исповедь всегда полезна. Но кто когда умрет, нам этого знать не дано. Говорите, сын мой.

     Максимилиан мучительно напряг сознание, собирая остатки беспорядочных мыслей и видений.

     - Я… не могу. Я ничего не помню… Что надо говорить?

     - Вы каетесь в своих грехах?

     - Да, каюсь… но я не помню, в каких.

     - Не волнуйтесь. Я постараюсь Вам помочь. Каетесь ли Вы в грехе убийства?

     - Я… никого… не убивал…

     - Но, может, у Вас возникало такое желание? Вы на кого-нибудь гневались?

     - Нет… да. Возникало желание… желание возникало… я желал женщину.

     - У Вас были блудные помыслы?

     - Были… помыслы… всякие помыслы. Много помыслов… и промыслов… помыслы-промыслы. Ха-ха-ха! Были…

     - Успокойтесь. Все хорошо. Я Вас понял. Скажите еще, Вы что-нибудь украли?

     - Я? Украл… или нет, не украл.

     - Так украли, или нет?

     - Не знаю. Если украл, то каюсь.

     - Если каетесь, нужно будет вернуть похищенное. Что это было?

     - Не помню, у кого украл, что украл. Или вообще не крал.

     - Вы можете принять решение вернуть украденную вещь в том случае, если вспомните. И больше не совершать подобных поступков. Вы принимаете такое решение?

     - Да… принимаю. Я принимаю… еще что-то. Я принимаю наркотики! Вспомнил… я – наркоман, да? Я под действием наркотиков… Почему Вы со мной возитесь… Я умираю, да?

     - Нет. Успокойтесь. Вы – под действием лекарств, назначенных врачом. Вы – не наркоман.

     - Странно…

     - Что еще Вы хотите сказать?

     - Я хочу… грехи… какие есть грехи?

     - Есть еще идолопоклонство. Вы поклонялись идолам вместо Бога?

     - Нет… идолам – нет.

     - Идолами могут быть страсти. Вы любите кого-либо или что-либо больше, чем Бога? Может, своих родителей? Сестру? Или…

     - Не знаю… Элли… где Элли?

     - С ним все хорошо. Вы любите его больше, чем Бога?

     - Не знаю… люблю его… где Элли?

     - Он здесь. И Господь здесь. Кто для Вас важнее?

     - Бог тоже его любит… Я не понимаю… не надо… я ничего не могу понять…

     Отец Леонид вздохнул.

     - Вы каетесь во всех своих прегрешениях, вольных и невольных, ведомых и неведомых?

     - Каюсь…

     Максимилиану казалось, что слова разрешительной молитвы материальны. Они падали на голову, как бусины, стучали по черепу. Отскакивали и куда-то улетали, помахивая пышными, как у кометы, прозрачными хвостами… Следующую фразу священника он повторил про себя несколько раз прежде, чем понял ее смысл:

     - Вы хотите причаститься Святых Тайн?

     Тьма сгустилась. Но в ней, как вспышки фейерверка, возникали отдельные образы. Полощется на ветру газовая занавеска. Из нее, сияя золотом, выплывает тяжелая чаша. Расплавленное золото обжигает губы. Цветы. Много цветов. Их не было! На миг возвращается ясность сознания. Вот, все в порядке – шланги, электроды, Юля… Где Юля? Вон она, спит на кушетке. Да, ей надо спать. А мне нельзя. Почему? Почему-то нельзя спать. Это очень важно. Можно заснуть через секунду, через две… Это случится само по себе. Как бы дотянуться до автоклава? Тело не слушается. Его почти нет. Рука медленно сдвигается. Еще немного… есть! Боже, какая тяжеленная крышка! Она сделана из очень легкого материала, но ее же не поднять! Что это за штука? Можно попробовать просунуть ее в щель под крышкой. Не получается! А если с этой стороны? Готово! Инструменты лежат внутри,  не видно. На ощупь надо найти что-то острое. Кажется, вот это. Ага. Теперь главное – не уронить. Ну, вот. Вот, и хорошо. Стальная изогнутая пластина с заостренными краями лежит рядом на простыне. Удобнее всего достать до бедра. Силы покидают… Надо поднять руку. Почему не больно? Липкая жидкость течет по пальцам, но боли нет! Надо глубже. Легкий укол… мышцу изнутри начинает жечь. Не очень сильно.

     Макси перевернулся, навалившись боком на острый предмет. Кажется, застонал. Юля… В руке у нее баллончик.

     - Не надо… не надо обезболивать…

     - Я только продезинфецирую и наложу скрепки. Вы повредили крупную артерию.

     Снова темно. Теперь это не так страшно. Не страшно оторваться от реальности – боль тонкой и упрямой ниточкой соединяет душу с телом. Не дает окончательно уйти туда, в туманный искрящийся провал. Зато кто-то появляется оттуда. У этого кого-то золотые волосы и белые крылья. Он удивительно прекрасен и весь сияет. Он говорит: «Пойдем со мной». «Не могу», - отвечает Макси, - «Я должен быть здесь». «Уже не должен. Все позади. Разве ты не устал?» «Устал. Но позволь мне побыть еще немного». «Тебе не выдержать. Пойдем».

     - Как, не выдержать?! – в отчаянии вскричал Макси. Но его никто не услышал.

     «Ты хотя бы помнишь, ради чего ты страдаешь?»

     - Господи, помилуй мя грешнаго, - машинально произнес Макси. При этих словах лицо «ангела» перекосилось злобой, расплылось безобразной кляксой. Сияние померкло, а само потустороннее существо заметалось в поисках выхода и очень быстро растворилось. И опять стало темно. О, ужас! Боли почти нет! Невероятным усилием воли Максимилиан приподнял веки. Сколько это продолжалось? Проявляются, как фотопленка, очертания предметов. Перед носом два провода. Зубами не достать. Руками не вытащить. Макси заводит руки за голову, толкая себя в затылок, поднимает налитый свинцом череп к этим беленьким петлям… Цоп! Два сразу. Сильнее сжать зубы. Голова падает, выдергивая из гнезд контакты. Они соприкасаются в воздухе. Сноп искр. Жар. Боль возобновляется. Пляшут языки пламени. Сильно печет. Режет глаза. Макси инстинктивно пытается отвернуться в сторону бассейна. А там… по поверхности воды расплывается маслянистое пятно. Это кровь. И новая боль, намного сильнее огня пронзает сердце: «Элли!»

     Под светом операционных ламп четыре человека в хирургической форме колдовали над двумя телами, скрепленными между собой за кисти рук.

     - Стимулятор… давление падает.

     - Хорошо. Выводите.

     - Николь, размыкай.

     - Доктор, слишком большое раскрытие спинной мышцы. Я соединяю?

     - Нет. Внутренние ткани должны дышать. Лучше остановите кровь. Ассистент,
заварите сосуды.

     - Невозможно! Их здесь тысячи! Я никогда столько не видел!

     - Сколько успеете.

     - Ввести тромболин?

     - Ни в коем случае. Пуповина еще не отделилась. Что со вторым пациентом?

     - Здесь обширный ожог.

     - Займитесь.

0

100

- XIII -

Из статьи «Чудо в Дальнем космосе», опубликованной в «Галактическом обозревателе» (№ 348 от 29 января 4894 года)

«…но, вопреки всем ожиданиям, две очаровательные крошки, появившиеся на свет в результате связи землянина и аоанина, живы и здоровы. Согласно ранее высказанному желанию родителей, малыши будут именоваться Эноа и Эмоа. Нашему корреспонденту удалось побеседовать с бортовым врачом корабля «Жюстина» госпожой Иуликаралрс.

К.: Госпожа Иуликаралрс, насколько мне известно, у новорожденных лишь одна четверть аоанской крови?

И.: Предполагается, что так.

К.: Значит, они почти земляне? Это мальчики, или девочки?

И.: Нет. Генетически они ближе аоанской расе.

К.: Вы не могли бы подробнее осветить этот вопрос?

И.: Новорожденные имеют рост 65 см, массу тела 5 кг 900 г, светлую пигментацию волосяного покрова и радужной оболочки глаз, характерную форму черепа, зубы закругленной формы. Анализы хромосом также показывают генетически заложенные параметры, соответствующие аоанской расе. Оба младенца самостоятельно передвигаются и усваивают твердую пищу.

К.: Вот, какую неожиданную шутку может сыграть природа! Удивительно, не правда ли? Госпожа Иуликаралрс, а почему детей так странно назвали?

И.: Таково было желание их родителей.

К.: Да, это аоанские имена! Но откуда родители могли знать заранее, кто у них родится?

И.: Этого никто не знал. Просто захотели так назвать.

К.: Госпожа Иуликаралрс, правда, что при родах возникли серьезные осложнения? Как Вам удалось с этим справиться?

И.: Мне бы не удалось. По счастливой случайности в одном пространственном секторе с нами оказался пассажирский корабль, на борту которого находился известный орсайский врач, доктор биофизики и медицины, господин Атиэрит, который…

К.: …помог появиться на свет этим удивительным существам! Как Вы думаете, что ожидает детей в ближайшем будущем? Детский дом? Или у них есть еще родственники?

И.: Этот вопрос не в моей компетенции.

К.: Скажите, а каково в данный момент состояние родителей этих малышей? Хотя бы у одного из них есть шансы выжить?

И.: Пока нельзя сказать ничего определенного. Мы делаем все возможное.

К.: Проведенная Вами операция не имеет аналогов в галактической практике. В случае благополучного исхода, Вас ожидает блестящая карьера. Каковы Ваши дальнейшие планы в этой области?

И.: Если все закончится благополучно, я перестану заниматься медициной.

К.: ???

И.: В этом случае мой долг будет оплачен… но это не имеет отношения к делу.

К сожалению, это все, что мы смогли узнать, доктор Атиэрит отказался давать интервью, сославшись на занятость. Нам остается только пожелать рожденным в Дальнем космосе детишкам – долгой и счастливой жизни!»

Отредактировано Чукча (2010-06-06 18:49:22)

0

101

ЭПИЛОГ


     Любой корабль разведки Дальнего космоса представляет собой совершенно особый мир. Человека неискушенного он сначала поражает грандиозностью размеров – целый летающий город! Но стоит оказаться на борту этой махины, мчащейся сквозь вселенную, как сразу становится ясно, что это – всего лишь островок жизни, ничтожная пылинка, затерявшаяся в безбрежном океане космоса… Планетарные люди, волею случая побывавшие в таком полете (как, например, Эстер Трайв, бывшая официантка, а ныне совладелица небольшой авиаремонтной мастерской, мать двоих детей), после и не помышляют о дальних путешествиях, а при слове «нуль-транспортировка» переводят разговор на другую тему. И в самом деле, это сооружение, столь не похожее на все планетарные постройки, кажется странным и неуютным. Жилые каюты могут напоминать обычные комнаты или фрагменты пейзажа (в зависимости от вкуса обитателей), но все остальные помещения корабля так сильно отличаются от всего привычного глазу, что невольно чувствуешь себя попавшим в какое-то другое измерение. Начинаешь острее ощущать свою полную беззащитность перед грозными силами природы и времени… Ничего этого нельзя было сказать о двух светловолосых ребятишках, беспечно резвящихся в многоуровневых спиральных коридорах корабля «Жюстина». С самого рождения Энни и Эмми не знали другого дома. Правда, их тетушке Анне пришлось немало потрудиться, чтобы добыть разрешение оставить детей на корабле: случай доселе небывалый. Как ни странно, одним из аргументов, убедивших попечительскую комиссию стало то, что малыши были совершенно неуправляемы. А если учесть, что по физическому развитию они намного превосходили своих Земных сверстников, то понятно, справиться с ними не могли ни тетушка, ни бабушка, ни воспитатели детских учреждений. Удивительно, но «близнецы» (строго говоря, их внешнее сходство объяснялось скорее принадлежностью к одной расе), весьма изобретательные во всем, что касалось различных шалостей, доставляли не так уж много хлопот экипажу корабля. Они даже признали авторитет капитана и в какой-то мере прислушивались к наставлениям госпожи Поляниной – корабельного биолога. Но наибольшего согласия Эмми и Энни достигали между собой. Каким образом «близнецы» успевали договориться, порой без слов, никому неизвестно, но действовали всегда единодушно. Вот и сейчас, при появлении человека в надетом поверх скафандра «выходном комплекте», они, не сговариваясь, кинулись к нему, не без основания, рассчитывая на большее снисхождение, чем было им только что высказано другим родителем.

     - Папа Элли! А когда ты возьмешь нас на высадку?

     - В следующий раз.

     Элверт схватил одного малыша и подбросил к потолку, в то время как второй, как по лианам, залез по шлангам скафандра к нему на плечи. С тех пор, как Элли перешел из биологов в проводники, пользы от него стало гораздо больше. А главное, вреда меньше. Постоянная необходимость находить выход из нестандартных ситуаций на высадках поглощала неуемную энергию лейтенанта, не оставляя почти ничего на сумасбродные выходки. Между прочим, пережив немало встрясок и приключений, неизбежных на незнакомых планетах, он так и остался в своем звании, тогда как его супруг умудрился получить старшего лейтенанта, не выходя из программного центра.

     Макси бросил банку из-под пива в мусоросборник и, внимательно обследовав каюту, вытащил из-под антирадиационного экрана изуродованную книгу.

     - Я бы на твоем месте их никуда не брал.

     - А что такое?

     - Погляди, что они сделали со старинной книгой!

     Элверт повертел в руках сборник сказок.

     - А что, пусть пишут! Может, у них талант.

     - Если талант, пусть лучше бабушке открытку с днем рождения напишут.

     - Ага, напишем! – запрыгали близнецы, - папа Мэлли, дай нам худблок!

     - И не мечтайте. Вы уже в прошлый раз экран поцарапали. Пока не научитесь обращаться с техникой, ковыряйтесь вон в том драндулете, - он указал на компьютер Элверта, - возьмите в библиотеке голографическую программу, с вас хватит.

     Он хотел добавить еще что-то нравоучительное, но тут в приоткрытую дверь каюты заглянул механик Базырин. Оглядев помещение, он обернулся и сказал кому-то, находящемуся за пределами каюты:

     - Да нет, Сайтоны все здесь. Я же говорю, там другой ребенок!

     - Не корабль, а семейный санаторий! – послышалось обеспокоенное ворчание Тай Ши. Йоргес поспешил в рубку. Может быть, Ямата что-то путает? Других детей, кроме Энни и Эмми, на борту «Жюстины» не было. Он тихонько открыл шлюз.

     Семилетний крепыш, сидя в капитанском кресле, увлеченно командовал воображаемым экипажем:

     - Курс 30° по альфе Лебедя в системе игрек! Скорость – пятьдесят восемнадцатитысячных! Начинаем стыковку. Открыть захваты!

     Вставленная между приборными досками кофейная ложечка символизировала передатчик, а стоящий рядом Андрей осторожно двигал ручонками малыша так, чтобы его пальчики попадали на нужные кнопки.

     - Что это такое?! – вскричал Тай Ши, притворяясь страшно рассерженным, хотя на самом деле он, скорее, испугался.

     - Не волнуйтесь, капитан, - оправдывающимся тоном ответил штурман, - мы тут с Афонасием пространство зондируем.

     - Папа! – малыш с воплем кинулся на шею капитану. Тот подхватил его на руки и уже спокойнее, но достаточно строго спросил:

     - Как ты здесь оказался?

     Мальчишка задрал штанину:

     - Вот! – на ноге под коленом был застегнут нуль-браслет, - Я сам собрал координаты! – с гордостью заявил Афонасий.

     - А где мама? Она знает?

     Малыш опустил глаза.

     - Так… понятно. Значит, ты сбежал без спросу и бросил маму на произвол судьбы. Верно? А кто обещал мне, что будет в мое отсутствие заботиться о маме?

     - Но мама уехала на море, она только вечером вернется!

     - А бабушка?

     - А бабушка спит.

     - Замечательно! Бабушка проснется, а тебя нет? Вот что, я немедленно отправляю тебя назад, а о твоем поведении мы поговорим, когда я вернусь.

     - Но папа! – взмолился Афонасий, - Бабушка спит у себя в комнате, она никогда не встает раньше пяти. Ну хоть на полчасика, папа! Я так соскучился…

     Тай Ши занял свое кресло и посадил сына на колено. Лицо его потеплело.

     - Ну, ладно. Двадцать пять минут, ни секунды больше!

     Мальчишка понял, что помилован, и стал сначала хвастаться своими успехами в школе, а потом засыпать отца вопросами: «А были в этот раз на пути пружины? А что принесли с высадки? А скоро «Жюстина» полетит дальше? А какой у нее угол разворота?» Ему показалось, что двадцать пять минут прошли слишком быстро. Впрочем, не только ему. Йоргес пообещал сынишке обязательно обо всем рассказать, когда вернется.

     - Но больше так никогда не делай! Ты же мог оказаться где угодно!

     - А вот и нет, если ошибка в расчете, эта штука не действует. Я уже раньше раза четыре пробовал…

     - Что?!

     - Способный мальчик, - вступился Андрей, - Хороший штурман из него выйдет.

     - Нет, - отрезал Афонасий, - Я капитаном буду, как папа. Дядя Андрей, пойдешь ко мне в команду?

     - Ух, ты! Ну, если возьмешь…

     - Э, мужики, - засмеялся Йоргес, - рановато вы меня списываете!.. Ну а теперь дай-ка сюда ногу, - он набрал на браслете код Земли, - Марш домой! И никому ни слова! Я с мамой потом сам поговорю…

     Прежде, чем исчезнуть, мальчишка щелкнул каблуками и приложил два пальца к виску:

     - Есть, сэр!

     Йоргес неодобрительно взглянул на штурмана.

     - Не знаю, - развел руками Андрей, - Где он это подцепил. Я его не учил, правда. Я смотрю, ты с ним строго.

     - Вот когда твоя сюда пожалует, может быть, тогда меня поймешь.

     - Ну, это вряд ли. Маша путешествиями не увлекается. И вообще, она у меня девушка серьезная, замуж собралась.

     - Ну, да! А сколько ж ей?

     - Двенадцать будет.

     - А не рано?

     - Для нее – в самый раз.

     - Жених-то кто?

     - Студент. Из Африки. Семнадцать лет парню.

     - А ему не рановато?

     - Да кто ж их, молодежь, разберет! Но я так думаю: если любишь – женись. Верно я говорю? – он подмигнул пушистому кремовому животному ростом с небольшую собачку, которое неслышно вошло, потянулось, легло на белый глянцевый выступ в полу и замурлыкало.

     - Послушай, капитан, шутки шутками, а ведь когда-то нас с тобой спишут на Землю… Чем в отставке думаешь заняться?

     Йоргес улыбнулся едва заметно.

     - Тем же, чем и здесь, очевидно. Буду искать ответы.

     - На что? – не понял Андрей.

     - На вопросы…

     - А что, все еще не нашел?

     - На какие-то нашел… Но знаешь, вся беда в том, что вопросов становится все больше…

     Штурман хмыкнул и пожал квадратными плечами.

     - Никогда я не понимал тебя, Йоргес. Больно ты умный… а вот, гляди, Куси на колпаке нуль-анализатора лежит - значит, ничего экстремального не предвидится.

     Она считалась корабельным талисманом. По движению ее лап или хвоста чаще в шутку, а когда и всерьез, разведчики пытались угадывать судьбу корабля. А Куси, прищурив голубые глаза и совершенно не догадываясь о своем «высоком предназначении», лениво наблюдала за этими странными двуногими существами, созданными вовсе не по ее образу и подобию.

+2

102

Конец фильма
8-)

0

103

Ты написал продолжение :writing: ? Мне нравился прежний финал. Он был прикольный и оставлял простор для фантазии. Ну что ж, зато теперь знаем, чем все закончилось.

0

104

Теряюсь в догадках... Какой еще прежний? Этот и был написан с самого начала... Люда, а... в прошлый раз ты до какого места читала? :huh:

0

105

Чукча написал(а):

а... в прошлый раз ты до какого места читала?

Ты намекаешь, что я не дочитала?Может быть...  :flirt: Не знаю. Но закончила читать там, где Элл спросил про номер почтового ящика Бога. Мне показалось это остроумным финалом. Я что? и читать дальше не стала? :mybb:

0

106

Людмила М написал(а):

Мне показалось это остроумным финалом. Я что? и читать дальше не стала?

Наверное!  :D  :D  :D  Решила: "Все, с меня хватит!" Я "Дорога уходит в даль" так читал. Был уверен, что вторая часть - последняя. Когда узнал, что есть третья, очень хотел ее найти и узнать, что же было дальше! А когда наконец прочитал - был жутко разочарован, она испортила все впечатление от первых двух книг...

0

107

ух... жалко нельзя один БОЛЬШОЙ  |
                                                      |
                                              ------+------
                                                      |
                                                      |

поставить....

+2

108

Огромное спасибо за доставленное удовольствие! Давно не читала ничего подобного - захватывающего, от начала и до конца держащего на крючке любопытства, что же дальше будет с героями. Умничка! Лично я жду следующих произведений  :blush: .

+1

109

Это был ПЛЮС! Алексей, респект за графику!

0

110

Мышка написал(а):

Лично я жду следующих произведений

Спасибо, Мышка! Следующим будет, скорее всего, цикл новелл... Общее название уже есть. Материал - весь из жизни. Осталось немножко художественно обработать (ну, неэтично о чужой жизни писать совсем уж документальный репортаж...) и напечатать 8-) .

+1

111

Чукча написал(а):

Это был ПЛЮС!

А-а-а-а-а-а-а... :blush:

0


Вы здесь » FREESTYLE » О ЖИЗНИ » По образу и подобию. Фантастический роман.